Это мое третье интервью с Дашей Малаховой за 12 лет. За это время жизнь телеведущей несколько раз менялась, она создавала и закрывала проекты. Все это время Даша играла в театре, строила личную жизнь и непременно влюбляла в себя детей задолго до того, как у нее получилось построить школу Сlaris Verbis. Я, конечно, о детских кулинарных мастер-классах. 

"Есть. Молиться. Любить". Именно с этой книгой у меня ассоциируется Даша Малахова. Она прекрасно знает, как много в жизни человека зависит от вкусной еды. Она умеет верить в то, что делает. А еще умеет любить 24 часа в сутки. Не только людей, но и проект, которому решила посвятить огромную часть своей жизни. 

Читайте интервью с Дашей Малаховой на clutch.ua.

Что ребенку должен дать родитель, а что «помощники родителя» - другие родственники, няня, детский сад, школа и т.д. Сейчас в плане детского образования и детского развития период «перестройки»: что одни возлагают на семью, другие перекладывают на учителей. Кроме того, мы говорим о том, что нельзя стандартиризировать скорость детского развития, но с другой стороны – наша жизнь, с самых первых секунд, начинается с оценивания по школе Апгар.   

–  Самые высокодуховные вещи, как в сериале «Молодой папа», должны иметь какое-то рациональное зерно, которое можно считать здравым, а иначе оно превратится в единорога, в вымышленные облака – то, что невозможно осязать, и тогда эти советы не имеют никакого смысла. Я думаю, что жизнь каждого ребенка состоит из самых разных слагаемых. Недавно я встречалась с Олесей Яцкевич (основатель общественной организации «Видеть сердцем» – прим. ред.), мы говорили об инклюзии, которая есть в нашей школе. Мы говорили о детях с функциональными нарушениями, об их амплитуде развития. Но это тема касается не только тех ребят, у которых есть нюансы, а и детей с условной нормой.  

Популярные статьи сейчас

Назван первый признак высокого эмоционального интеллекта: он присущ только немногим людям

Онкобольной Заворотнюк стало лучше: в Сеть попало фото смеющейся «Моей прекрасной няни»

Голову расчлененной студентки хранил дома: неприметный профессор-историк оказался маньяком (ФОТО)

Названа обладательница самого красивого тела в мире: фото красавицы

Развитие любого ребенка не имеет шкалы и линейки, поэтому невозможно сказать, что есть норма, а что – отклонение. Взрослые привыкли сравнивать своих детей с чужими, с родными, с соседскими, с детьми друзей, хотя это изначально провальный план. У одного человека две абсолютно разные руки, поэтому приравнивать разных школьников к одному «стандарту» невозможно.

Даша Малахова

Я всегда на этом настаиваю: важна не эта линейка, а амплитуда развития. Есть дети, которые великолепно рисуют, это понятно с малых лет. Ты видишь, что он по-особенному ощущает цвет и форму. Думаю, главная задача родителей – отметить то, что у ребенка получается хорошо, а задача персонала – научить его рисовать, усилить талант ребенка, ведь мама и папа не всегда художники.

Я верю в то, что няня или учитель – это не просто человек, который сидит с моим сыном, пока я работаю. Она может эффективно передать ребенку какие-то навыки, она должна отвечать на его вопросы. Когда люди, которые находятся рядом, умеют заинтересовать, - это невероятно круто.

Например, мой Оливер вчера учился доить козу. Он уехал в Закарпатье к няне, чтобы воплотить свою мечту научиться доить животное, а также провести время в прекрасном месте. Олли начал с козы, а потом будет корова – конечно, не каждый ребенок хочет овладеть таким навыком, но любое конструктивное желание важно подмечать и поощрять.

Наши сыновья не умели читать в 2 года. Возможно, другой ребенок и другая мама напряглись бы из-за этого, но в системе моих координат другие ценности. Да, в какой-то степени к развитию ребенка я отношусь точно так же, как и к выбору стирального порошка – тебе нравится запах ландыша, а мне – розочка.

Если ребенок научился читать в три года, это не гарантирует карьеру профессора. Возможно, он будет быстро читать уже в первом классе, но это не означает, что он сможет сопоставлять факты, комбинировать информацию, анализировать похожие ситуации и так далее.

Поэтому задача родителя – найти баланс! Ребенка нужно адаптировать не под нормы своей семьи и общества в целом, а под возможности конкретной личности. Сегодня я очень часто говорю, что IQ имеет огромное значение, но эмоциональный интеллект – EQ – это как раз то, на чем будет держаться современное общество.

Кроме того,  я уверена, что роботы будут пытаться алгоритмизировать даже эмоции. Например: ты обижаешься, а я переживаю. Но давайте же оставаться людьми, с разными чувствами, и главное – с разными возможностями (как эмоциональными, так и интеллектуальными), ведь в каждом из нас есть то, что не поддается математике…

Можно многое возложить на преподавателей и самого ребенка, но все-таки родители – главные редакторы своих детей! Следующие в «иерархии» –  люди, которые помогают нам реализовать поставленные задачи, но не менее важно чувствовать и видеть насквозь своих детей, чтобы правильно распределить силу хороших учителей. Даша Малахова

Кстати, вчера у меня был серьезный разговор со старшим сыном. Я сказала,  что он очень добрый человек, поэтому ему важно научиться пользоваться своей добротой, ведь многие люди просто используют Матяша, что сын тяжело переживает. Вот имея дар доброты, ее надо охранять, обслуживать, любить в себе, подпитывать. Я считаю, что только очень хорошая няня может дать такие знания ребенку. Но, в первую очередь, это моя обязанность следить за тем, чтобы к сыну любым путем дошла эта информация.

Даша, скажи честно, для тебя есть что-то особенное в родительстве – то, что ты оставляешь только для себя?

- Ура, первый зуб!!! Нет, такого никогда не было. Мне очень важно знать, что у меня с ребенком божественные отношения, но мы не каждый день видим, как космический корабль летит в космос. Можно верить в Бога, но не обязательно каждый день с ним встречаться. Поэтому наша задача дать ребенку ощущение поддержки, уверенность в том, что родители рядом (даже если физически далеко), он должен четко верить: в критический момент вы сразу придете на помощь.

Я очень люблю «Корону», сериал про королеву Англии, это великолепная история о материнстве. В те времена, в середине ХХ века, все было как в стойле. Детей выпускали к королеве, они забегали, обнимали маму как зверьки, а потом сразу убегали, потому что закончилось время. Но это же не означает, что они не чувствовали ее любви.

Даша Малахова против глянцевого восприятия матери.

Глянцевое восприятие матери – не для меня! Радость от выпавшего зуба может накрыть молодую мать, в этом нет ничего плохого, но только я – не молодая мама. Гораздо большее значение для меня имеет то, что нельзя потрогать, невидимая связь. Если ребенок ждет меня с вечеринки, потому что хочет обсудить свою проблему именно со мной, это про настоящее. Возможно, мама устала в 2 часа ночи, блузка помялась, а внутри 2 бокала вина, но я сажусь рядом с сыном, чтобы поговорить…

Я его ментор, а какая при этом картинка, не столь важно. Красивая фотография не всегда трушная, но правда всегда красивая. Понимаешь, множество моментов просто не поддается фотографированию и не нуждается в отчетности.

А теперь о школе. Всем известно, что ты создала школу для своего старшего сына, но одно дело, когда «клиентом» является твой сын и ты, как его родитель. И совсем другое – более глобальная история, формат большого учебного заведения, где много разных детей и еще больше родителей. Чем вы отличаетесь от других школ, как ты удовлетворяешь запросы взрослых с претензией?

– Это хороший вопрос, который будет первым фильтром. Я просто уверена, что мой ответ у некоторых отобьет охоту поступать к нам. Дело в том, что совершенно не планирую нравиться взрослым, и это, пожалуй, главное отличие нашей школы от других киевских школ. Я совершенно не хочу реализовывать потребности родителей в нашей школе. Если кто-то знает, какой должна быть школа, пусть открывает свою.

Мне очень  повезло с коллективом! Мы в Claris Verbis собрали специалистов мирового уровня и людей, которые хотят быть, а не казаться. Все наши преподаватели – молодые украинские ученые, люди, великолепно знающие языки, науку, литературу, психологию, – это наш каркас. Они и есть моя уверенность в нашей системе.

Учителя в школе Claris Verbis

Чем занимаюсь я? Обеспечиваю счастливое существование. Со мной преподаватели чувствуют себя защищенными, хотя моя работа над школой невидима по сравнению с тем, что делают они. Все происходит ситуативно: кого-то поддерживаю добрым словом, кого-то – финансами. Но повторюсь: я не буду подыгрывать родителям.

Основная проблема украинского образования в хроническом подыгрывании родителям. Но они же не эксперты в образовании.

У меня спрашивают:  «А сколько английского у вас в неделю, в часах». Мне интересно, какое это имеет значение, если количество не всегда соответствует качеству. Взрослые часто имитируют задавание вопросов, потому что хотят показаться умными. Есть много школ, где стоят лучшие микроскопы… в коробках, потому что ими никто не пользовался. В украинском частном образовании встречается «эффект Пиньяты» из которой высыпаются конфеты. День рождения закончился, а Пиньята цела. Понимаешь? Большая проблема нашего образования в том, что родители имитируют вопросы, а школа имитирует ответы. Мы все живем в таком маркетинговом мире красивых цветных комнат, хотя это достаточно спорный плюс. Я сейчас подняла этот вопрос… Большая часть школ использует яркие цвета, хотя сегодня доказано, что 50% детей имеют разного рода осложнения – их яркие цвета стимулируют не в лучшую сторону.

Claris Verbis

Но родителям нужен сочный ремонт, поэтому дети вынуждены существовать в том, что выбрали родители. Всего полтора года назад произошла прекрасная образовательная реформа, поэтому до сих пор осталось много открытых вопросов. Например, каждый может открыть школу. Для получения лицензии министерства образования практически ничего не нужно, лишь показать довольно примитивный учебный план, который могут сделать на заказ. Все остальное оставлено на добропорядочность людей, которые открывают школы. А пообещать можно все! Это обертка, а что внутри мы узнаем через год, а может и в одиннадцатом классе. Это комплексный вопрос, к сожалению, очень многое в украинском образовании строится на ярких красках.

Что касается первоклашек. Интересно узнать твое мнение, сейчас столько споров о том, когда лучше отдавать детей в школу – в 6 или в 7 лет.

–  Во-первых, у нас очень маленькая школа, в этом году мы набираем 80 детей, всю среднюю школу, а также первый класс. Мой сын, Оливер, идет в первый класс, и я хочу быть абсолютно честной. В этом году мы запускаем первый класс из-за него, так бы сосредоточились исключительно на средней школе. Потому что начальная – это детский сад, старшая группа. Могу сказать родителям первоклассников: неважно, в какую школу идут ваши дети. Главное – добрые преподаватели, которые обожают малышей и готовы быть с ними на одном уровне. Не все взрослые способны выдумывать и учить в виде игры. В 6 лет еще бурно развивается творчество, но при этом нужно уделять время софт скиллу, учить детей общаться.

Преподаватель объясняет урок, рассказывает интересную историю, играет, делится своим опытом, обнимает…  Первый класс. Он больше про социализацию ребенка, а не про образование. Но вот желание обучаться – его тоже можно привить! Я считаю, в школе должно быть то, что вызывает восхищение в детях. Можно сравнить с правильным цирком, где дети очень искренне удивляются, а потом с восторгом все пересказывают родителями.

Даша Малахова

Если говорить о средней школе, то это самый сложный этап для становления любой школы. Это взлетная полоса! Самый лучший момент привить желание учиться и научить ребенка учиться. Если получится это сделать, интеллектуальный серф вспорхнет в старшей школе и ребенок будет подготовлен к высшей степени учебного заведения.

Расскажи, пожалуйста, об инклюзии в вашей школе.

–  Поскольку мы про эмпатию, я искренне считаю: пока не научимся понимать друг друга, мы не сможем развивать бизнес, не сможем остановить войну, не сможем  построить страну. Уверена, что инклюзия – это обязательное слагаемое каждой школы. Почему? Потому что нельзя научиться эмпатии и гуманности в теории! Можно тысячу раз объяснять, как при случае помочь человеку с инвалидностью, но вы же знаете, что процесс обучения – это практика.

Я считаю, что не мы помогаем людям с инвалидностью, а наша инклюзия помогает нам! Потому что все люди – очень важные слагаемые обучения эмпатии и EQ, которое признали в Гарварде и Массачусетском университете.

Может даже показаться, что мы используем детей с инвалидностью, но люди с функциональными нарушениями или любыми отклонениями учат нас настоящей жизни, соответственно они – важнейшая составляющая любой школы.  

Мы обеспечиваем их лечебными педагогами, планами, психологами, дефектологами – это целая структура, а они учат нас тому, чему невозможно научиться в теории.

Как в Украине смотрят на инклюзию: у нас есть перила в туалете. Но это треш, а не инклюзия. Перила в туалете – это же само собой разумеющееся. Представьте, что вы привели обычного ребенка в обычную школу, а вам говорят: «У нас в школе есть туалет». Ого, вот это достижение…

К сожалению, в Украине часто все сводится к  пандусу, потому что это глянцевая история. Но инклюзия – это не только пандус, перила в туалете и чашка с двумя ручками.

Я недавно увидела сюжет о том, что в Британии люди с инвалидностью пользуются услугами проституток, и мне кажется, что это очень классно выводит людей с функциональными нарушениями на другой уровень. Вначале это дико, потому что мы все родились в Советском Союзе. «Что? Инвалиды?», - «Ну да, они же люди, у них тоже есть потребность в интимной близости,  как и у нас, они ничем не хуже, чем мы».

Я считаю, что люди с инвалидностью однозначно посланы другим людям, чтобы они становились лучше.

Я слышала, что в вашей школе есть стипендия. Расскажите, кто может претендовать на бесплатное обучение в Claris Verbis?

–  У нас сейчас есть два кейса. В этом году стипендию получили дети, которые хорошо учились, но у них случилась трагедия в семье, поэтому мы покрыли затраты на их образование. Второй вариант: вы подаете заявку, показываете аттестат ребенка, но с пометкой «по программе стипендии». Мы анализируем анкету, если понимаем, что этот ребенок для нас ценен, инвестируем в его образование. В этом случае ребенок берет на себя часть работы преподавателя, потому что он сильнейший в своем классе, а значит, помогает другим развиваться, показывает пример и задает темп.  

Кроме того, любой академически подкованный преподаватель, как в нашей школе, нуждается в сильных учениках, потому что ему нужно в кого-то вливать все свои знания. Это такая win-win ситуация! Кстати, иногда ребенок с инклюзией может быть лучшим в науке. Вот для меня пример Стивен Хокинг.  Он бы точно  попал под нашу инклюзию,  а также мог стать нашим стипендиатом.

Но, кроме анкеты, в вашей школе есть еще собеседования?

– Моя задача – собрать команду единомышленников в лице родителей, ведь они играют ключевую роль в развитии ребенка. Мы проводим 2-3 встречи со взрослыми до того, как взять ребенка к нам в школу, потому что отбираем родителей. Наш человек – это энтузиаст,  который верит в то, что говорит Дима Билан: «Все невозможное возможно».

Если мы единомышленники с родителями, то это гарантия успеха. Еще в семье должны лелеять авторитет школы, ведь рыба гниет с головы, а воспитание начинается с семьи.

Некоторые родители, приходя к нам на собеседование, начинают рассказывать о том, какой плохой была другая школа. Наверное, они думают, что нам приятно слушать оскорбления в адрес других людей, но это не так. Неуважительные высказывания о школе – недопустимы при детях. Это практика любой страны, которая развивает образование. Ребенок на себя накручивает негативный опыт родителей быстрей, чем кажется на первый взгляд.

Ваш супруг, как я вижу, принимает самое активное участие в создании школы. Подскажите, как так вышло, у него есть необходимое образование?

– Сережа защитил кандидатскую, у него есть ученая степень. Да, он очень скромный человек, а еще его все знают по кличке «Тренер Даши Малаховой» благодаря мне…. История такая: придумывать школу – это очень классно, но когда дело дошло до лицензии, оказалось, что только у Сережи есть педагогическое образование, поэтому он – операционный директор школы. И, если честно, мне в этом очень повезло, мы не думали, что будем работать вместе.

Возможно, я кого-то удивлю, но Сережа всегда зарабатывал больше меня. Сейчас он максимально отдаляется от спорта. Когда я была его клиенткой, муж уже тогда неохотно брался за индивидуальные тренировки, потому что занимал руководящую должность.

Счастье Даши Малаховой

Это было 6 лет назад, и с того момента он много чего сделал, открыл, написал десятки бизнес-планов и кучу разных документов, поэтому Сергей – настоящий менеджер. Но когда пришла идея создать школу, Сережа сначала отказывался помогать. Но совпало, что именно в этот момент у нас закончился этап притирки. Многие годы ушли на организацию отношений, потому что раньше я находилась в токсичном браке.

У нас не было скандалов, но мы всегда много спорили, при этом он – единственный человек, который способен защищать мои интересы. Не много людей в этом мире, которым мы можем доверять, как себе. Те же сестры Кардашьян построили империю в рамках родственных связей, поэтому я очень верю в силу нашей семьи. А школа слишком дорога для меня, ведь это не просто ресторан, не хочу рисковать этим проектом!  У нас даже инвестора нет, потому что мы не хотим ни с кем делить нашу идеологию. Это принципиальная позиция. Да, мы продали 4 почки, чтобы открыть эту школу, но сделали ее такой, какой хотели.

А еще очень важно, что Сережа умеет расставлять границы в бизнесе, он всегда скажет: «Извините, но вы стоите на моем ботинке». Очень важное качество для человека, который отвечает за создание такого глобального проекта.

Интересно,  вы планируете родить третьего ребенка?

– Ну, очень сложно предсказать встречу яйцеклетки и сперматозоида. Мы стараемся, очень, целых три месяца пробуем. Звучит забавно, потому что путь к результату не менее приятен.

Сейчас мы просто наслаждаемся отношениями, а еще я верю в психологию. Мы сейчас заняты школой, очень много работы. Вселенная лучше нас знает, когда подходящее время для встречи с нашим третьим ребенком. Есть вещи и события, которые нельзя торопить, но и нельзя искусственно задержать.

Кроме советской педагогики, я верю, что с этим можно справиться.

Беседовала Юлия Буговская 

Ассистент: Карина Хусточкина

Фото: из личного архива Даши Малаховой