Путь Сантьяго: путешествие всей жизни, которое пронзает до глубины души

Эта история о том, как одна украинская семья решила пройти самый честный маршрут — Путь Святого Иакова — знаменитая паломническая дорога, которая входит в число памятников всемирного наследия ЮНЕСКО.

История путешественницы Натальи Подобы. (в тексте полностью сохранили душу и стиль автора — прим. Clutch) 

О Камино Сантьяго я узнала несколько лет назад — как водится, случайно. Забила в поисковик фразу «Треккинговые маршруты Европы», в массе ссылок глаз вдруг зацепился за мелодичное «Камино Сантьяго». Я узнала, что речь идет о знаменитом пути пилигримов (паломников) к одной из великих святынь христианского мира. Что «Камино» — это путь, «Сантьяго» — святой Иаков, один из апостолов Христа, что сам Камино проходит через нескольких европейских стран, и что каждый год тысячи людей в ботинках и с рюкзаками идут идут в испанский город Сантьяго де Компостелла. И доходят. Вот и все. Я оказалась на крючке. В моей голове поселилась мысль о Пути.
Через несколько дней мой муж бросил мне линк на страницу о Камино. Получилось, что наши мысли сошлись. «Мы пойдем туда» — сказала я. Так оно и вышло.

Начало

В Сантьяго-де-Компостела ведут десятки маршрутов. Самые популярные — Примитиво (из Овьедо, 320 км), Французский (из Сен-Жан-Пье-де-Пор, 769 км, включает в себя участок от Памплоны до Сантьяго, называемый «Дорога французских королей», 675 км), Португальский (из Лиссабона, 616 км, который, в свою очередь, делится на Португальский прибрежный и Португальский центральный), несколько начинающихся в Испании: Северный (из Ируна, 803 км), Серебряный, или Виа де ла Плата (из Севильи, 1006 км), Английский (из Ферроля, 110 км). Путь, однако, можно начинать из любой промежуточной точки — и с порога собственного дома. Чтобы получить официальное удостоверение паломника, нужно либо пройти 100 км пешком на заключительном этапе Камино (из города Туй до Сантьяго), либо проехать 200 км велосипедом.

Камино не обязательно проходить полностью за один раз — можно идти хоть пять лет по несколько дней, каждый раз возвращаясь туда, где закончил путь прошлый раз.

Мы выбрали несложный отрезок пути из Порту — из-за океана. Прибрежный путь идет вдоль океана, который я раньше никогда не видела. 240 км, 60-80 из которых я заранее решила проехать поездом — иначе мы бы не уложились в отведенное время.

Маршрут я нарисовала за один вечер. Тогда же купила и билеты (Визэйр, Ранэйр, МАУ), забронировала места ночлега в Лиссабоне, Порту и Сантьяго.

Логистика: Киев-Лиссабон (самолет), Лиссабон-Порту (поезд), Порту — Сантьяго де Компостелла (пешком, плюс один этап поездом). Сантьяго-Мадрид (самолет), Мадрид-Киев (самолет).

На все — 10 дней. Из-за позднего вылета в Лиссабон и раннего вылета в Киев у нас оставалось фактически чуть больше недели, 8 дней. Что ж, для первого раза этого достаточно, решила я. Еще даже не ступив на Камино, я знала, что мы сюда вернемся.

Вера

Перелет в Лиссабон, метро до гостиницы, железнодорожный вокзал неимоверной красоты, поезд в Порту, пешая прогулка до гостиницы и вот мы готовы стартовать. В Лиссабоне впервые увидели Атлантический океан, но близко не подходили. Потом, потом…

В Се (от латинского sedes episcopalis — место епископа), то есть Кафедральном соборе Порту, милая женщина взяла с меня четыре евро за два креденсиаля (паспорта паломника), а потом вернула два, улыбнулась и сказала: «Бом Камино!». То есть — «Доброго пути!». Я тихонько помолилась в соборе, и попросила, чтобы нас хранили в этом путешествии. Тут же колокола пробили «Да. Да. Да. Да. Да».

«Бом Камино!» мы услышим еще не единожды, и сами произнесем десятки раз. На Пути это и приветствие, и прощание, и благословление, и молитва, и песня, и призыв к действию. А изображение раковины морского гребешка — символа пути — встречается повсюду: и в витринах, и на стенах, медные ракушки вставлены в брусчатку под ногами. Уже в Порту Камино обретает реальность, проступает из дымки наших неопределенных мечтаний и представлений.

Истории Камино почти 2000 лет. По преданию апостол Иаков Старший (Заведеев, сын Заведея и Саломеи, сестры Марии), после смерти Христа отправился проповедовать на Иберийский полуостров. После вернулся на Святую Землю, был обезглавлен Иродом. Мученическая смерть Иакова описана в Новом Завете. Тело апостола положили в лодку, и пустили по Средиземному морю. Так останки святого оказались в Галисии, в районе современного города Падрон. Спустя почти 800 лет местный отшельник-монах Пелайо, следуя за путеводной звездой, нашел мощи Иакова, оказавшиеся нетленными. На этом-то месте, указанным звездой — лат. Campus Stellae, «Место, обозначенное звездой» — была построена небольшая часовня, названная Компостела. Часовня разрослась до города, ныне известного как Сантьяго де Компостела, в Кафедральном соборе которого и по сей день хранятся мощи Сантьяго — Святого Иакова.

Звезда, позвавшая монаха Пелайо, не единственный небесный участник событий, развернувшихся вокруг посмертного пути Иакова.
Легенды о Компостеле гласят, что однажды, незадолго до смерти, то есть в начале IX века, императору франков Карлу Великому привиделся во сне Млечный путь, что вел к некоему святому месту через Францию и Испанию. Во сне голос Всевышнего призвал императора расчистить «дорогу» от мавров, захвативших часть Иберии. Внявший голосу Господню Карл повел свой войско через Пиренеи и освободил Кастилию и Леон, Галисию, Наварру и Ла-Риоху.

В XII веке папа Каликст II даровал паломникам право на получение индульгенции, что поставило Компостелу на одну ступень с Иерусалимом и Римом.

В Компостелу потянулись пилигримы из самых разных уголков Европы: поклониться мощам шли и епископы, и короли, и простые люди. Порой суды заменяли обязательным паломничеством смертный приговор. Тогда сформировались и основные маршруты Камино Сантьяго.
По средневековым дорогам в Компостелу ходили десятки тысяч людей, пока Европу не накрыла черная чума. Потом случилась Реформация, материк разрывала политическая нестабильность, Камино был забыт на несколько сотен лет.

В 80-е годы прошлого века паломников можно было пересчитать по пальцам. Но история повторяется — путь к Компостелле был возрожден, возрожден священником из Галисии, Элиасом Сампредро, всю жизнь изучавшему Путь Святого Иакова.

Доктор наук Дон Сампредро написал первый современный путеводитель паломника в 1983 году, а в 84-м, с помощью добровольцев промаркировал желтыми стрелками маршрут Камино на севере Испании («Дорогу французских королей», участок от Памплоны до Сантьяго де Компостелы). Тогда же были восстановлены и приведены в порядок многие неухоженные или опасные участки паломнического маршрута, рассчитан и обозначен километраж дороги и ее отдельных участков между приютами и гостиницами.
А в 1987 году выходит книга Пауло Коэльо «Дневник Мага».

В ней рассказывается паломничестве главного героя по Французскому пути из Овьедо в Компостелу. И тогда плотину прорывает: число паломников начинает расти в геометрической прогрессии, Камино возрождается.

В Компостелу идут одиночки, пары и группы, студенты, безработные и обеспеченные менеджеры всех звеньев, люди всех цветов кожи и вероисповеданий. Кто-то хочет найти на Пути себя, кто-то идет просить у Святого Иакова помощи, кого-то просто привлекает треккинг по живописным местам.

В сентябре 2018 года к тысячам пилигримов со всего света присоединяемся мы с мужем.

Терпение

Ранним утром мы выходим из Порту. Камино да Кошта (Прибрежный путь) начинаем от станции метро Меркадо. Переходим через мост, глазеем на порт, и идем по желтым стрелкам. Они появляются то на фонарных столбах, то на урнах, то на заборах домов. Желтые стрелки заменят нам «мэпс». Причем расстояние от пункта до пункта «по стрелкам» всегда намного больше, чем в маршрутах, предлагаемых «гуглом».

Час ходьбы и мы выходим к побережью и деревянной эко-тропе — она проведет нас вдоль океана к следующему городу в нашем маршруте — Вила ду Конди.

И для меня начинается то, ради чего все это затевалось: путь.

На Камино я отправилась потому, что хотела простых задач: следить за желтыми стрелками да переставлять ноги. «Я иду потому что у меня есть ноги, я умею ходить, и поэтому иду».

Да, у меня были еще причины, и даже надежды на исполнение потаенных желаний. Но я не признавалась в этом никому, да и себе тоже.
И вот мы идем по деревянному помосту, что ведет нас через дюны, и впереди еще 20 километров дороги, и больше ничего нет. Все становится очень просто: мы идем на северо-запад, слева — океан, справа — суша, держись этих ориентиров, и выйдешь туда, куда надо. Вот и все.

Мы сразу договариваемся с мужем: идем по графику, час на ходьбу, 15 минут на отдых. Придерживаться такого режима легко, мы бодры, ноги пока не забиты, ветер с океана освежает, и путь кажется легким.

Через час мы доходим до прибрежного кафе, и ставим в креденсиали первые печати. Их нужно ставить минимум один раз в день, и два раза в день на последних 100 км. 15 минут мы смотрим, как серые тонны воды бьются о низкие скалы, вздымаясь брызгами, как огромные волны обрушиваются где-то вдалеке. Голова прочищается, мысли становятся прозрачными. Возможно, это и есть тот самый дзен, о котором так много говорят, но никто толком не видел.

На деревянной дорожке мы встречаем коллег-пилигримов. Они говорят на английском, немецком, испанском, французском. Людей идет много, но на всех одна кодовая фраза: «Бом Камино!». Все местные машут нам, говорят «Бом диа!» (добрый день) и добавляют «Бом Камино!». (по возвращению в Киев я еще два дня буду осекаться, начиная произносить «Бом диа!» вместо «Добрый день»)

После трех 4-километровых переходов начинают немного болеть ноги. Легкий рюкзак отчего-то давит плечи, все чаще хочется просто посидеть. И тогда я начинаю думать о людях, что живут в этой стране, у этих берегов. Мы идем по дереву, но все в этих городах — из камня. На камне они стоят, камнем вымощены все улицы, старые-старые каменные стены отделяют дюны от человеческого жилья. Сколько терпения и упорства нужно, чтобы заставить камень служить своим нуждам. Сколько скал нужно было одолеть, чтобы запустить в эти края жизнь и сохранить ее. Что мои ноги по сравнению со столетней борьбой со стихией и каменными глыбами, каменной землей и каменными берегами.

Мой муж все это время говорит о ветре. На таком ветре, говорит он, можно дойти до Новой Земли за два месяца. Что и делали местные мореплаватели. Отсюда уходили и сюда возвращались. Мы идем посуху, всего-то полдня, а когда-то люди отчаливали от этих берегов, и неустанно шли и шли вперед день за днем, неделю за неделей, обращая силу ветра в свою силу. Что наши ноги?!

Еще через несколько часовых переходов мы уходим от океана и сворачиваем в город Вила ду Конди. Солнце стоит высоко, и я знаю, что лицо и руки сгорели. К 15 часам мы приходим в приют Святой Клары — это наш первый приют-альберге.

Ими усеян весь маршрут. В альберге за скромную плату пилигрим может переночевать, помыться, приготовить себе поесть, если есть кухня.
Женщина на регистрации записывает, как нас зовут, наш возраст и страну. Об Украине она знает, в отличие от многих местных, не понимающих, откуда мы. Группа французов перед нами громко сообщает другому коменданту приюта, как их зовут, и сколько им лет. Самому старшему — 64, младшему — 50. Я чувствую себя совсем юной, мне уже совсем не страшно идти, и мне это нравится.

Условия в нашем альберге (а он считается одним из лучших!) спартанские — в комнате без окон восемь двухэтажных кроватей с клеенчатыми матрасами, белья нет. Душевая одна на всех, но горячая вода есть. Все стирают носки, и развешивают вещи на террасе второго этажа. Мы тоже. Народу много, кроватей хватает не всем, кто-то будет спать на полу. Есть мы отправляемся в кафе, благо их тут много, и почти во всех подают «меню пилигрима». Это самая недорогая позиция: суп, второе, напиток на выбор.

Мы сидим на террасе, ноги отдыхают. Рядом ребята из Германии пьют вино и смеются, бегает чей-то пес — он тоже идет Камино. Завтра нам предстоит пройти около 30 км в городок Эшпозенди.

Быстро заснуть не получается — все же в комнате 16 человек, и ноль окон. Зато плата за постой — 15 евро на двоих. Это примиряет с действительностью.

Смирение

Вставать на Камино нужно рано: чтобы большую часть маршрута пройти до жары. Мы поднимаемся в шесть, быстро собираемся и затемно выходим из альберге. Приют к шести уже почти пустой — ответственные паломники встают в пять. Внезапно выясняется, что небольшая площадь у альберге, пустовавшая вчера — рынок. И в начале седьмого жизнь там кипит. Мы видим охапки цветов и прилавки с горами овощей и фруктов. Люди вовсю торгуют и торгуются. А мы находим желтые стрелки и идем, сначала в серой дымке, потом в розоватых лучах восходящего солнца. Проходим через весь городок и вновь выходим к океану.

И снова деревянная тропа, и снова дюны, снова океан, снова кафе, где мне дают холодную колу и кофе с пирожными, а мужу — портвейн. Один раз мы спускаемся к воде, и Костя купается, а после благодарит свой спртклуб — всю зиму воду в бассейне не подогревали, благодаря чему плавать в ледяной воде ему не привыкать. Я же искупаться не решаюсь — слишком холодно.

Потом мы проходим через рыбацкие поселки на пять домов, идем мимо лодок, я вижу старика, чинящего сеть, вижу хмурых людей, явно закупщиков ресторанов, от запахов рыбы и моллюсков хочется достать хлеб и закусить, но хлеба нет. Ну, а потом начинаются бесконечные подъемы, мы проходим через крохотные деревушки, идем через колокольный звон и безлюдные улицы, а после стрелки выводят к полям, и мы видим бескрайний океан салата и капусты. Видим людей, собирающих свежую зелень, пропускаем грузовички, груженные ящиками с овощами. И к 16 часам приходим в Эшпозенди. Тут мы решаем, что заслужили немножко комфорта, поэтому ночевать мы будем в гостинице. И вот еще два часа блужданий по милому городу, два круга по 3 км, и мы возвращаемся к церкви, мимо которой проходили два часа назад.

У меня страшно болят мышцы икр, мне больно сидеть, лежать и стоять. Ощущаю себя Железным Дровосеком, внезапно получившим чувствительные ноги. На помощь приходит тренер Лина Вертагус. Я спрашиваю, что делать, как дальше жить, и Лина велит принять лекарства от боли, помазать ноги специальной мазью и помассировать.

На утро я в порядке. И нам предстоит пройти больше 30 км до города Виана-ду-Каштелу. И мы идем. Мы идем и идем, увеличиваем интервалы ходьбы до 1,5 часов. Идем через эвкалиптовый лес. Идем через каменные города, заходим в церкви. В кафе нам дают вкуснейшие бутерброды и холодную воду. Мы знакомимся с другими путниками: кто-то приехал из Италии, кто-то из Голландии. Две пары немецких пенсионеров обгоняют нас, когда мы стоим на 15-минутном привале, а потом мы обгоняем их. Группы велосипедистов — Камино можно и проехать на велосипеде, это тоже считается — обдают нас пылью, но мы не злимся, и кричим друг другу «Бом Камино!».

Останавливаемся в каком-то безымянном кафе, и древняя женщина, неизвестно зачем вышедшая под это солнце, видит наши рюкзаки с раковинами, спрашивает у меня «Инглес?». Я говорю, что да, а она отвечает, что не говорит по-английски. Гладит меня по голове и благословляет. Мне хорошо весь день, хотя у меня опять начинают болеть мышцы икр. Муж держится. Я фотографирую огромные соцветия гортензии, гигантскую бугенвиллию, цветы пасифлоры, белые каменные дома, пустынные узкие улицы, тоже каменные. Мы идем и идем, и уже кажется, что никогда не дойдем. Вообще никогда, просто будем вот так идти, как Стрелок из Кинговского романа о Темной башне, и все.

Но вдруг показывается река Лима, а через нее — мост, легкий, воздушный, родной брат французской башни. А за ним — «марина». А за «мариной» — город. Это и есть Виана-ду- Каштелу. Мы идем к мосту, а по дороге читаем о городе. И выясняется, что мост и вправду проектировал Гюстав Эйфель.

Ночуем мы в старинном португальском доме, каса де фамилия, который предприимчивый сын хозяйки приспособил под гостевой дом. Мы сняли спальню мамы семейства. Спим на белоснежных простынях с шитьем, ужинаем на террасе с видом на океан, и нам хорошо. Я люблю Португалию, путь, и все, что со мной происходит.

Любовь

На следующим день мы идем очень мало — всего-то 15 км. Мой план-маршрут дает сбой: мы легко могли бы уйти в тот день дальше, в Каминью, и на пароме перейти реку Минью, ночевать уже в Испании, но… Жилье уже забронировано. Отменять не хочется — жалко сорок евро. Мы остаемся в небольшом городке Вила-Прайа-де-Анкора. Немного гуляем, отправляем открытку домой, едим морепродукты, и идем на пляж. Купающихся нет — кроме нас с мужем. В воду я заходила минут 20. Но теперь могу сказать, что купалась в Атлантическом океане.

Ветер засыпает нас песком, песок колет кожу, кожа горит на солнце. В тот день я окончательно поняла, что оставлю тут, в этой небольшой стране, кусок души. Оставлю намеренно, специально — чтобы возвращаться, возвращаться, возвращаться.

Тот день стал прощанием с Португалией. На следующий день мы идем в Каминью, а после в Валенсу. Там переходим мост через реку Минья — и вот мы в Испании, в городе Туй.

Границы между странами нет, досмотров нет, на другой стороне реки я вижу милую мне Португалию, ничего не изменилось, но мне становится тяжело идти и дышать. Я все чаще останавливаюсь, и что со мной происходит — мне непонятно. До финального дня остается всего ничего, и мое странное недомогание меня пугает.

После города Туй мы уехали поездом в Падрон, откуда через день вышли в Сантьяго-де-Компостела. Идти вдвоем уже не получается — дорога полна пилигримами. Все слегка возбуждены, кто-то уже очевидно потрепан, а кто-то наоборот — юн и свеж, но все улыбаются, все знают, что совсем скоро, через 4-5 часов покажется собор, и дальше будет… Что? Никто не знает, что, но что-то будет.

Солнце палит нещадно, у меня отчего-то болят большие пальцы, у мужа проснулся старый перелом и тут же распухла нога. Мы идем и идем. Километровые столбики с указанием расстояния до Сантьяго кажется, издеваются, слишком медленно уменьшая расстояние.

Мы смиряемся и идем-идем-идем. Когда мы видим шпили Кафедрального собора, нам не хочется ничего. Мужу из-за больной ноги, мне — по той же причине. Но не улыбаться я не могу. Дошли. Дошли. Мы сделали это. Зачем — я пока не знаю.

Площадь полна паломников. Они ходят, стоят, лежат, сидят на брусчатке. Еще больше их в офисе пилигримов — очередь на получение сертификата паломника вьется причудливой змейкой с бесконечным хвостом. Мы не стоим в очереди — нам не нужен сертификат. Мужу — потому что ему в тот момент вообще ничего не нужно, мне — потому что я смогу получить сертификат еще десятки раз. Моя жизнь на Камино только начинается.

На следующий день я иду на мессу в Кафедральный собор, и понимаю, зачем мы сюда вообще шли. Собор полон людей, пилигримов, и просто туристов. Рядом со мной стоит женщина с дочерью, и обе плачут — они принесли к Иакову что-то важное, какую-то большую просьбу, и они надеются. Я стою все службу, слушаю пение хора, слушаю орган, слышу, как плачут женщины рядом со мной, и мне становится и грустно, и сладко, и спокойно, будто наконец-то я дома. Я тоже плачу. Вот я и дома, теперь все будет хорошо, говорит голос внутри меня. Голоса в Храме поют и поют, и мне радостно стать частью их, частью истории этого места, частью предания.

Служба заканчивается, и крепкие священники в красных рясах запускают гигантское кадило — ботафумейро. Это тоже ответ на все мои молитвы и вопросы — то самое «Да», с которого начался наш поход по пути Святого Иакова.

Это «ДА» — в ответ на все вопросы. А можно сделать так? Да. А можно эдак? Да. А можно мне….Да. Да и еще раз да. Можно делать то, что ты хочешь. Можешь идти туда, куда хочешь. Можешь это делать так, как ты можешь и хочешь. Можно верить, можно любить, можно не верить и не любить. Можно. Выбирайте. Вы можете пройти путь пешком, а можете проехать. Можете нести гору вещей, а можете идти налегке. Вы можете заговаривать со всеми по пути, а можете молчать. Вы можете молиться, а можете отмахиваться от статуй святых. Вы можете поменять маршрут всегда — да хоть бы и сейчас. Вы можете вообще никуда не идти. Вы можете ничего не решать, а можете выбирать. Вы можете.

Счастливые, красивые, сильные — украинцы, которые прошли Путь Святого Иакова

Почитать

«Дневник мага» Пауло Коэльо, бестселлер немецкого телеведущего Хапе Керкелинга «Ну все, я пошел. Мое путешествие по Пути святого Иакова», графический роман роман норвежского автора комиксов Джейсона (Йона-Арне Сетерёя) «На пути в Компостелу», книгу нашего соотечественника Максима Беспалова «Шлях на Край світу», роман Сони Чокет, «Неудержимая».

Посмотреть

Начать следует с лучшего, пожалуй, фильма о Камино – это «Путь» Эмилио Эстевеса (2010) с Мартином Шином. Интересен и сериал Мигеля Алькантуда «В конце пути» (2017) — о строительстве собора святого Иакова в XII веке.

Больше интересных материалов читай на clutch.ua.