Присоединяйтесь к нам в facebook
Уже подписан

Анна Столяр: Жизнь после лимфомы стала ярче

  • Clutch
  • My story
  • Анна Столяр: Жизнь после лимфомы стала ярче

Онкологические заболевания – словно минное поле. Никогда не знаешь, в какой момент рак подорвет твое желание бороться за жизнь и веру в себя.

В свои 23 года всегда энергичная и жизнерадостная Анна Столяр узнала о том, что ей предстоит борьба с анапластической лимфомой Т-клеток. Непоколебимая уверенность в успешном лечении, которое проводилось в Италии, и желание жить сделали свое дело. Сейчас эта девушка, попавшая в тридцатку лучших участниц телепроекта «Модель XL», продолжает быть активной, радуется каждому дню и вдохновляет своим примером окружающих. О том, как ей удалось преодолеть все трудности и обрести внутреннюю гармонию, Анна рассказала в эксклюзивном интервью для сайта clutch.ua

Какой была твоя первая мысль, когда врачи озвучили диагноз?

– Мне сначала было очень страшно потому что я не знала, как дальше будет продолжаться моя жизнь, но была уверена, что это временные трудности и я их преодолею

Сколько процедур химиотерапии ты прошла и какие у них были побочные эффекты?

– Каждый сеанс химиотерапии длился три дня. Всего было шесть химиотерапий по три дня. По сути 18 дней такого ужаса, между которыми две недели передышки, чтобы восстановиться.  Чтобы сохранить репродуктивную функцию, пришлось колоть гормон, который вводил меня в искусственную менопаузу. Поэтому если у женщины в норме одна менопауза в жизни, то у меня их будет две. Из-за этого я сразу очень сильно набрала вес. Если нормальный мой вес 70-75 кг, то увеличился он до 105 кг за 2 месяца. Потом очень сильно ухудшилась память, поэтому первое время после возвращения в Украину восстанавливаться в университете было очень сложно, так как моя профессия связана с переводом и изучением иностранных языков.

Что помогло тебе настроиться тебе на выздоровление и не сдаться?

– Я вообще такой человек, который не сдается. Если возникают какие-то трудности, передо мной как будто появляется красная тряпка, и я как бык просто начинаю на нее бежать, и преодолевать их.  И конечно же мои родители, которые ни в коем случае меня не покидали, а также отношение итальянских врачей, которые очень отличаются от наших.

Там не обращаются с тобой как со смертельно больным. Во время сеанса химиотерапии мне не только проводили процедуру, но и приносили конфеты, обходительно со мной обращались, спрашивали все ли меня устраивает. Повышается у тебя на градус температура, и уже все волонтеры начинают переживать и суетиться.  В Италии волонтеры – это люди, которые сами несколько лет назад смогли побороть болезнь, или же те, которые хотят приносить пользу. Ими могут быть бабушки, молодые люди, которые хотят внести свой вклад в борьбу с раком.

Как изменилась твоя жизнь во время болезни и в период ремиссии?

– Жизнь стала более яркой и солнечной. Я стала ценить каждый день, и, если сейчас случается какая-то неприятная ситуация, я не гружусь как раньше, и мне не сложно преодолеть какую-то проблему. Впадать в депрессию, когда нет денег на новые дорогие туфли, или, когда бросил парень, как бывает у многих девочек моего возраста, не стоит. Это все такие мелочи, по сравнению с тем, что вообще значит жизнь.

 

Хотелось бы задать вопрос, связанный с твоим участием в проекте «Модель XL» на 1+1. Как ты относишься к бодипозитиву?

– Я отношусь нейтрально, так как у каждого есть свой собственный выбор, но признаюсь откровенно: лишний вес – это в большинстве случаев как раз-таки наоборот. По статистике полные люди больше склонны к заболеваниям сердечно-сосудистой системы, диабету и раку, так зачем же при современной плохой экологии и питании усугублять ситуацию? Уже к XL я отнести себя не могу, стала активно заниматься в тренажерном зале, и похудела на 14 кг. Мне нужно еще много над чем работать, хотя в момент съемок я считала, что очень хорошо выгляжу, и супер-красивая. А участие в «Mодель XL», надеюсь, поможет мне заниматься благотворительностью в будущем. Я хочу открыть центр психологической помощи онкобольным, и если мое лицо будет известным, то возможность распространить информацию о деятельности центра возрастет в разы.

Сейчас я тебе предложу небольшой опрос под названием «Правило трех».

1) Назови три главных фактора, которые помогли тебе на пути реабилитации.

– Номер один – это психологическая поддержка моих близких.  У меня даже не было надобности обращаться за помощью психолога, рядом в трудные минуты всегда были мама и бабушка. Второе – вера в то, что все происходящее – лишь момент в жизни, который закончится, и если в этом застрять, то можно погрязнуть в негативных мыслях, которые, как нам всем известно, тоже провоцируют болезни. Третий фактор – нормальное отношение и понимание окружающих.

Мне сильно повезло, когда я была в Италии, там народ не такой дикий как у нас. В Украине людей, больных раком, не всегда адекватно воспринимают, иногда гнобят, а то и бояться. Нужно наших людей как-то окультуривать, объяснять, что рак – такая же болезнь, как и все другие. Да, иногда с летальным исходом, но практически при всех болезнях не исключён летальный исход.

2) Какие три вопроса никогда не следует задавать при разговоре с онкобольным? 

– Меня очень раздражал вопрос «Как быстро отрастают волосы?», и еще «Не бросил ли тебя парень во время болезни?» (сейчас мы уже расстались, но в то время были вместе), а также «Как ты можешь смотреть на себя в зеркало, не страшно ли тебе видеть совершенно другого человека?».

3) Какие три фразы не стоит говорить при попытке поддержать и утешить онкобольного? 

– Я помню два случая. Первый, когда один человек мне сказал: «Куда ты лезешь, сиди себе тихо в своей провинции (я из города Нежин), тебе не нужна столица с ее стрессами. Ты уже никогда не сможешь жить полноценно, смирись с этим». Было очень неприятно. И, конечно же – «Мне тебя так жалко!».

4) Какие три продукта питания способствуют скорейшему восстановлению после болезни?

– Сейчас я практически не употребляю вредную еду. За питанием нужно следить. Побольше овощей и фруктов, поменьше нахимиченных сосисок и колбас, короче – все только натуральное. Я знаю, что льняное масло неплохо помогает в борьбе с раковыми клетками. Также заваренные ростки пшеницы эффективны при борьбе с раком. И самое главное – цитрусовые. Вообще цвет продукта – это не только для человеческих глаз. Продукты разного цвета по-разному реагируют на определенные клетки, которые находятся в определенных органах. Томаты, к примеру, помогают при раке поджелудочной и желудка.

У тебя есть любимые книги или фильмы, которые мотивируют и делают сильнее?

– Любой фильм или книга могут определенным способом на нас повлиять, но если говорить о мотивации, то меня расслабляло большое количество комедий, которые я смотрела, хоть и раньше предпочитала психологические триллеры и драмы. Это был бесконечный поток положительных эмоций. Еще мотивировали примеры людей в клинике, которые приходили на химиотерапию, и эта химиотерапия была для них последней, потому что они преодолевали болезнь. Я понимала, что и сама такой буду очень скоро. Так, обычные люди из толпы стали для меня гарантом того, что все закончится хорошо.

Чего не хватает украинской медицине в борьбе с раковыми заболеваниями?

– Нам не хватает всего: опытных специалистов, медицинского обеспечения и доступности лечения. Тут могут себе позволить лечение только те, у кого есть деньги. Люди из народа даже продав всю свою недвижимость, коров, кур и худобу, вряд ли смогут накопить денег даже на пару химиотерапий.

Считаешь ли ты, что раковые заболевания – это ответ высших сил на плохие поступки человека, или это все же что-то, не зависящее от нас?

– Я считаю, что болезнь – это вполне логичная вещь. До болезни я была хорошим человеком, была такой же, как и сейчас, но сейчас я еще больше ценю жизнь и счастлива. Лично я заболела потому что, когда мой папа служил в армии, рванул Чернобыль, и он принимал участие в ликвидации последствий этой катастрофы. С того момента у него очень ослабли кости и начали сыпаться зубы. Одна из возможных причин моей болезни –  это мутация гена, отвечающего за выработку лимфоцитов Т, то есть проблемы с вилочковой железой. Она у меня с детства увеличена, и если в норме ее размер 1-2 мм, то у меня она доходит до 2 см. Думаю, это связано с тем, что отец до моего рождения был в Чернобыле. И большинство страдающих лимфомой того же типа, что и у меня, с которыми я общалась в госпитале, тоже были работниками каких-то предприятий или просто много времени находились в районах с высоким уровнем радиации. Это – особенность нашей экологии, результат которой – «чернобыльские дети».

Что бы ты пожелала всем, кто столкнулся с испытанием онкологическими заболеваниями?

– Примите свой диагноз и постарайтесь поверить в то, что это просто «длительный отпуск на год или два». Не бойтесь просить помощи у своих родных. Займитесь тем, чем всегда хотели заняться. Не теряйте себя. Помните, что это лишь определенный период времени, после которого жизнь будет намного ярче и насыщеннее разными событиями, и, главное – она будет настоящей. До болезни мне казалось, что все плохо, что все идет не так как нужно, я не знала для чего живу. А смысла в жизни нет. Смысл жизни в том, чтобы просто жить. Наблюдать как зеленеет травка, как светит солнышко. Нужно просто жить и наслаждаться.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: