Премия за самое плохое описание секса в литературе, Bad Sex in Fiction Award, была основана главным редактором периодического издания Literary Review Обероном Воу в 1993. Она призвана «привлечь внимание к грубому, безвкусному, часто избыточному использованию в современной прозе сексуальных сцен и убедить этого не делать».

Так, в разные годы лауреатами и номинантами премии Bad Sex in Fiction становились выдающиеся писатели современности Себастьян Фолкс, Норман Мейлер, Салман Рушди, Томас Вулф, Габриель Гарсиа Маркес. Редакция Clutch сделалa подборку самых ярких номинированных отрывков из книг, где описываются сексуальные утехи.

Известный телеведущий и писатель Филипп Керр решил устроить пенису темную в романе«Решетка для гриля»:

«Его прибор астрономической длины выглядел напрягшимся и очень обеспокоенным: его ожидала чрезвычайно тонкая,но одновременно таинственная и темная задача».

Популярные статьи сейчас

Влюбиться навсегда: чем Южная Корея покорит твое сердце

Рамина впервые рассказала правду о свадьбе с Козловским, проекте на миллион и новых отношениях с красавчиком-юристом: эксклюзив Клатч

Тест на характер: то, как ты сжимаешь кулак, говорит о тебе кое-что интересное

Названа обладательница самого красивого тела в мире: фото красавицы

Актер Джайлс Корен был удостоен награды за пассаж из его дебютного романа «Винклер», в котором весьма оригинально описывается пенис главного героя, который «дергался как душ, брошенный в пустую ванну».

Род Лидлс: «Она кончила с веселым гиканьем стаи страдающих одышкой мартышек-резус».

Кристофер Харт и его изящное иносказание на тему «все накрылось» в произведении «Спаси меня» также впечатлило судей:

«Ее рука двигается вверх от моего колена,чтобы покорить мой член,холодный и безжизненный,как Северный полюс… И когда ее рука достигает и цепко обхватывает мой Северный полюс,я в ужасе думаю: «Теперь она,конечно,захочет накрыть его своей палаткой».

Роуэн Соммервилль использовала зоологические метафоры в романе «Ее очертания»:

«Это как если бы специалист по чешуекрылым влез на насекомое с твердым панцирем» и «…сосоккоторый торчал,как нос прелестной ночной зверушки,принюхивающейся к ночи».

Кристофер Боллен и его «бильярдная» метафора тоже смутила жюри. Отмечалось, что после прочтения одного из пассажей судьи не могли понять, сколько яичек было у героя:

«Она закрывает свою грудь купальником. Все остальное остается очаровательно открытым. Кожа на ее руках и плечах разных оттенков загара, как водные разводы в ванне. Ее лицо и вагина соревнуются за мое внимание, и я смотрю вниз на бильярдый треугольник, который представляют собой мой пенис и мои яички».

Джонатан Литтелл описывает, как его герой уложил любовницу на гильотину…

«Я поднял люнетту, заставил ее вставить в люнетту голову и опустил защелку на ее длинную шею, аккуратно откинув в сторону густые волосы». Он угрожает отрубить любовнице голову и вскоре чувствует разрядку: «Это сотрясение опустошило мой мозг, точно ложка, вычерпывающая изнутри сваренное всмятку яйцо».