В кресле у психолога: история одной закомплексованной женщины

Порой, за самым примитивным страхом скрывается темное воспоминае из прошлого, которое просто не дает двигаться дальше.

 

 Юлия Крымлова – психолог, гипнолог, преподаватель УМО НАПН, сертифицированный гештальт – консультант, экофасилитатор.

И только сейчас, сидя впервые в кресле у, казалось бы, малознакомой женщины-психолога, она вдруг поняла:

  • Дело вовсе не в злополучном начальнике, который вот уже два года «щемит» и издевается, нагоняя страхи. Откровенно унижает и намекает, что, мол, ты никуда ты не денешься, работай.
  • Дело даже не в своем метании мыслей от: «Кому я нужна, я плохой специалист, меня никуда не возьмут» —  до — «Хватит терпеть, пора делать решительный шаг и все высказать, и так зарплату урезали. Где в конце-концов моя гордость?!»
  • Дело даже не в страхе начать делать хоть что-то, с которым, кстати, и пришла разобраться сюда, к психологу.

Все эти ее мучения начались тогда, когда первый ее мужчина (а была она совсем юной и наивной девушкой 17 лет) невзначай обронил в разговоре фразу, которая железно запечаталась в ее подсознании, начиная  уничтожать самооценку и прививать ощущение второсортности и ущербности…

Казалось бы, мелочь, просто фраза, которую забываешь быстро, не всегда осознавая смысл и последствия.
Но именно то (эмоции, ощущения, убеждения), что не осознается. Чему якобы по незначительности не придается должного внимания, то зачастую блокируется, вытесняется, забывается, «проростает мхом», давая новые семена проекций. Еще тогда, 20 лет назад, она ощущала:

«Ну кто я рядом с ним? Юная неуверенная в себе глупышка без второго образования и с пышными бедрами?». Чувство несоответствия ЕМУ росло, пуская корни все глубже, а в это время ссоры и недопонимание привели к разрыву и заблокированным обидам, оставив огромную дыру в самооценке.

Прошло много лет. Была семья. Потом развод. К счастью, есть дочка, ради которой стоит жить и бороться со всем. Есть начальник, который вот уже три года «выносит мозги». И был страх делать хоть что-то, что улучшило бы материальное и моральное состояние. Дикий, поглощающий страх, парализующий, несмотря на советы подруг: «Да ты лучшая! Бросай эту работу, сколько можно себя так унижать?!»

Страх был. Потому что именно сейчас, сидя в этом кресле, ее осенило, что причина того состояния и убеждения «я несоответствую» привела к тому, что в общении с новым начальником она неосознанно спроекцировала на него уверенность и самодостаточность. А на себя — ущербность и несоответсвие. И в качестве результата долгое время получала и проживала внутренний конфликт между «Я ок» и «Я — не ок», который забирал массу энергии и сил, толкая то на уничижительное положение жертвы и позволение над собой издеваться. И, поскольку конфликт между этими частями продолжался, то периодически «верх» брала то одна, то другая из субличностей, критикуя другую, делая впопыхах ошибки и снова уходя в тень.

После глубокой работы, вдруг, всплывают эмоции раздражения, или отвращения (на него, первого мужчину), эмоции печали (оттого, что столько лет провела в страхе и «убивании» своей самооценки). Это непривычно, но нормально. Это как открыть кладовую, в которой годами или десятилетиями накапливала грязь, боясь заглянуть в теневые зоны своей жизни..

И когда при сопровождении психолога приоткрываешь дверь подсознательного, то кажется, что резко вываливается все содержимое, и ощущение хаоса некоторое время может сопровождать процесс. Процесс возвращения к зрелости и ответственности за свою (не чужую) жизнь. К естественному проявлению себя и своих чувств в реальной жизни, с пробований ощущать и отстаивать спокойно свои границы..

Так начинается путь к себе.