Я так больше не могу: исповедь женщины о том, как это остаться одной с двумя детьми

Искренняя, как детский смех. Крепкая, как выдержанный коньяк. Читай колонку о неопределенности, отчаянии, алкоголе и женской дружбе.

Время час ночи. Как большинство людей, в такое время я сплю. И вдруг звонок. Звонит Лучшая Подруга. Я уже понимаю, что что-то случилось – в такое время так просто не звонят. Снимаю трубку, слышу заплаканный, выпивший голос: «Мне ужасно плохо. Меня накрывает. Думала, выпью и легче станет, но стало еще хуже – слезы душат, так больно и обидно… Ты даже представить не можешь, как я устала от одиночества! Знаю, что не мне одной бывает плохо – хотя бы раз в жизни достается каждому из нас, никто не застрахован от трудностей и неудач. Но я так больше не могу! Я сдаюсь!

В моей жизни нет стабильности, определенности. Я понимаю, что определенность очень условна: человек может быть уверен, что у него все хорошо, а все в любой момент может закончиться. Но у меня все как-то слишком: слишком нестабильно, слишком неуверенно, слишком страшно… Мне страшно за свое будущее, за будущее своих девочек. Я пытаюсь раствориться в этой неопределенности, сдружиться со своими страхами и неудачами, перестать сопротивляться настоящему – но легче не становится. Уже принимаю все, как есть, и просто плыву по течению – потому что у меня больше нет сил бороться. Я все время одна, в моей жизни нет надежного, любимого человека, на которого я могла бы положиться. Еще и бывший муж достает – ему, видимо, нравится доводить меня до слез, несмотря на то, что мы развелись пять лет назад. Как же я от всего этого устала! Уже не верю, что в этом мире есть мужчина, которого я смогу полюбить и довериться ему, и который сможет полюбить меня. Видимо, я обречена на вечное одиночество!»

Четверть второго ночи. Я слушаю исповедь Лучшей Подруги. И не могу положить трубку – потому что в таком состоянии ее просто нельзя оставлять одну! Я понимаю, что уже через несколько часов она успокоится; что все, что в данный момент кажется ей концом света, с наступлением утра превратится просто в жизненные обстоятельства, с которыми она обязательно справится! Но это будет позже. А сейчас – именно сейчас – ей невыносимо плохо и тяжело. И я ей нужна!

— Где ты, чудо мое? Хочешь, я к тебе приеду.

Мое «чудо» за 60 километров от города. У меня нет машины, а найти такси в такое время и на такое расстояние – дело непростое. Смысла ехать нет. Начинаю разбираться, в чем дело и пытаться утешить ее по телефону – я и «служба спасения», и «телефон доверия» в одном лице. Главное, чтобы она понимала – я рядом!

Лучшей Подруге грустно и тошно: личная жизнь не складывается, с мужем развелась, с любовником все шатко и непонятно. А хочется постоянства, любви, семейного счастья и тепла. Дальше звучат фразы: «Я так устала от всего этого. Я так больше не могу! Я не хочу жить…» После услышанного меня словно окатывает ледяной водой – сон как рукой сняло, и я забываю, что вообще до этого хотела спать. «Что значит, ты не хочешь жить?! Ты с ума сошла?! Так нельзя!»
В моей сонной голове проносится жизнь Лучшей Подруги…

Десять лет назад она вышла замуж и порхала от счастья: муж был таким внимательным, красиво ухаживал, дарил цветы. Потом Лучшая Подруга забеременела. Узнали, что будет девочка, решили назвать Дашей. Но после рождения дочери мужа словно подменили – в нем вдруг вспыхнула ревность… к малышке и обиды за то, что ему перестали уделять внимание! Как следствие – бесконечные скандалы и выяснения отношений, а Дашенька начала сильно болеть: очевидно, детская психика была не в состоянии справиться с постоянными конфликтами в семье. Прожив четыре года «незабываемой» семейной жизнью (с налетом «ада и преисподней»), Лучшая Подруга заметила, что состояние ее здоровья стало резко ухудшаться.

Дальше были больницы, осмотры у врачей, обследования и, как приговор: «У Вас обнаружены онкомаркеры. Если в ближайшее время вы не забеременеете и не родите, то можете умереть!» И это в 32 года! Уж не знаю, как она уломала мужа, но забеременеть ей все-таки удалось. Правда, беременность эта напоминала сцены из триллеров, боевиков и фильмов ужасов: ежедневные скандалы и выяснения отношений, с битьем посуды, криками и истериками – и это при том, что беременной ведь совершенно нельзя нервничать. Она жила то у мужа, то перебиралась с Дашенькой к своим родителям, а потом снова возвращалась – в надежде спасти свой брак и сохранить семью. И так всю беременность! А дальше очередной приговор врачей: на седьмом месяце беременности Лучшей Подруге сообщили, что у ее малышки (она ждала вторую девочку) предположительно врожденный порок сердца. После родов нужно будет пройти обследование и, если диагноз подтвердится, в течение полугода малышке будет необходима операция. Иначе девочка умрет… Родилась чудная Полинка.

Снова больницы, осмотры у врачей, обследования. Диагноз подтвердили, нужна срочная операция. Лучшая Подруга сообщила мужу, что на операцию нужны сто тысяч гривен (необходимая сумма у него была), и надо срочно спасать ребенка. И услышала в ответ: «А мы ничего не будем делать. Как Бог даст, так и будет…». Обезумевшая от услышанного, она собрала детские вещи, забрала детей и, оставив мужу абсолютно все – дом, две машины и все, что было в доме, переехала к родителям. На этот раз окончательно. Полинку прооперировали. Операция прошла успешно, девочка выжила. Позже Лучшая Подруга вспоминала:

«Я сидела под реанимацией, и когда Поле во время операции остановили сердце, я почувствовала, что мое сердце тоже остановилось…».

Пока она боролась за жизнь ребенка, ее, будучи в декрете с ребенком-инвалидом, уволили с работы. Ни времени, ни сил судиться с работодателями на тот момент у нее не было. Подруга подала на развод; в это время умерла ее бабушка. А через полгода умер ее отец. Тем временем, у Даши на фоне пережитых стрессов резко ухудшилось зрение, и ей грозила слепота. Снова больницы, осмотры у врачей, обследования. Уже третий раз подряд. В это время бывший муж вдруг срочно решил продать дом, в котором они жили, и стал требовать, чтобы Лучшая Подруга выписала из этого дома детей и прописала их в отцовском доме. Вот именно сейчас и немедленно. Но сделать это она не могла – еще не прошло полгода после смерти папы, и она не вступила в наследство.

Лучшая Подруга просила бывшего мужа просто подождать несколько месяцев с продажей дома, но упрямый недо-отец и слышать ничего не хотел. «Выписывай детей сейчас, и все!» Восстанавливая после операции младшую дочь, пережив смерть двух близких людей, занимаясь зрением старшей дочери, оставшись без мужа, работы и поддержки, Лучшая Подруга четыре месяца практически ежедневно выслушивала угрозы, проклятия из уст когда-то любимого человека – когда-то приходившегося ей мужем и являвшимся отцом ее детей.

Положенные полгода прошли, она вступила в наследство, прописала детей в отцовском доме. А бывший муженек продал дом и успокоился. Все эти события свалились на эту женщину в течение одного года. Она сама не знает, как все это пережила и выжила. Говорит, что ее спасли дети. Если бы не они – просто бы умерла, сошла с ума, сломалась. Весь этот год я поддерживала ее, как могла: звонила, успокаивала, утешала, приезжала и просто была рядом. Так мы и продержались этот год.

Через время в ее жизни появился мужчина. Тоже разведенный. Сначала Лучшая Подруга воспринимала его просто как любовника – в прямом смысле этого слова. А со временем привыкла к нему, привязалась, и поняла, что хочет создать с ним семью и родить общего ребенка. Но Разведенный Мужчина не торопится узаконивать отношения и предлагать «руку и сердце» – его устраивает связь на расстоянии, без обязательств. Так они и общаются, уже 3 года: то сходятся, то расстаются, то «звучат в унисон», то ненавидят друг друга и по нескольку месяцев не общаются. А Лучшей Подруге хочется определенности и банального женского счастья…

Чтобы обеспечивать дочерей, Лучшая Подруга работает на трех работах – ведь горе-папаша уволился с работы, чтобы не платить алименты. Она ввязалась в агробизнес, сама ездила за рулем сеялки. Моя Лучшая Подруга вообще ничего не боится – она у меня такая, очень смелая и непотопляемая! Но она женщина. И ей хочется, чтобы рядом был сильный мужчина, рядом с которым можно «снять с себя бронежилет, забросить подальше оружие» и быть слабой, нежной, домашней… А сильного мужчины в ее жизни нет – имеющийся ненадежный любовник не в счет. Еще и бывший муж начал доставать своими звонками. Он чем-то напоминает Рудольфа-Родиона из фильма «Москва слезам не верит»: через пять лет после развода вдруг опомнился, что у него есть девочки, уже довольно взрослые – десять и пять лет – обе здоровые (по больницам теперь их возить не надо), вот и требует: «Я хочу видеть своих дочерей!» А где же ты раньше был, когда были нужны твои помощь и поддержка?!

Поэтому Лучшая Подруга плачет в половине второго ночи. Потому что устала, потому что одиноко и тошно…

После ее фразы «я не хочу жить» я взрываюсь:

«Ты глупая или дура?! У тебя двое детей! Две прекрасных девочки! А о них ты подумала?! Да ты вообще не имеешь права сдаваться и раскисать! Ты могла сходить с ума и биться головой о стены десять лет назад – до рождения старшей дочери, до того момента, пока ты не стала мамой! А теперь ты даже думать о таком не можешь! Твои дочери смотрят на тебя и берут с тебя пример, копируют твое поведение! И чему ты их учишь? Плакать, страдать, считать всех мужчин козлами? Ты такую судьбу хочешь своим дочерям? Такой сценарий жизни им готовишь?!»

В ответ слышу всхлипывания, плач, то затихающие, то нарастающие с новой силой. Пускай, думаю, плачет – легче станет. Так мы и прорыдали с ней – вернее, плакала она, а я ее выслушивала, поддерживала, ругала, подбадривала, делала все, чтобы эта разочаровавшаяся в жизни женщина не захлебнулась в своей печали, не натворила глупостей, как можно быстрее пришла в себя и поняла, что в ее жизни все хорошо. Потому что я люблю ее, как родную сестру, и искренне хочу, чтобы она и ее девочки были счастливы.

Вспомнила, как однажды в интернете нашла объявление. Пишет женщина:

«Ищу мужа. Вкусно готовлю. Без вредных привычек. Голова не болит». И номер телефона. Думаю, может, набросать такое объявление и указать номер телефона Лучшей Подруги – а вдруг…?

Время почти два часа ночи. Я уже и спать не хочу. Как можно думать о сне, когда Лучшей Подруге плохо и ей нужна моя помощь?! Говорю: «Отпусти все! Все сложится само собой! Будет в твоей жизни любящий мужчина, просто именно сейчас, пока что, его нет. Но он обязательно появится! Ты главное, соберись – ради себя, ради девочек – и просто живи! И выбрось из головы эти жуткие мысли «жить не хочу, устала». Просто живи и радуйся каждому прожитому дню! Целуй и обнимай своих дочурок и осознай, что они – твое самое большое и грандиозное счастье! А еще пойми, что тысячи людей вообще не имеют детей и мечтают стать мамами. А ты уже мама! И у тебя чудесные дочки!»

Слышу, как на другом конце провода всхлипывания затихают:

— Да, ты права. Надо успокоиться и просто жить. А еще давай спать – я валюсь с ног.
На всякий случай переспрашиваю:
— Ты точно в порядке? Или еще поговорим?
— Все нормально. Спасибо, что ты у меня есть!
— И тебе спасибо! Будет плохо – звони…

В 6.00 подъем, в 9 надо быть на работе. Нужно успеть собраться, привести себя в порядок – моему директору ведь все равно, что я до двух часов ночи успокаивала Лучшую Подругу. Но ничего – волшебный кофе сотворит чудо, и я проснусь.

В 10 утра звонок: «Спасибо тебе еще раз. Мне и вправду стало легче. Я многое переосмыслила. Да, ты права: девочки – это смысл моей жизни! И мне нельзя сдаваться. Я должна жить ради них! А еще ради себя любимой!»

Я валюсь с ног от усталости, но… На душе мне легко и радостно! Я понимаю, что не зря допоздна не спала. Я помогла близкому человеку пережить момент отчаяния, и, по сути, спасла Лучшей Подруге жизнь – жизнь, дарованную Богом!

О неопределенности.

Да, Лучшая Подруга права – определенность штука условная. И воспринимать ее надо по-философски. В мире вообще нет ничего постоянного; как говорил царь Соломон: «И это пройдет». Так что нужно просто спокойно воспринимать, что жизнь – лишь череда сменяющих друг друга событий, и быть в чем-то или ком-то на сто процентов уверенным – значит, просто пребывать в иллюзии времени и пространства. Как писал Ремарк: «Не принимай ничего близко к сердцу. Ведь то, что примешь, хочется удержать. А удержать нельзя ничего».

Об отчаянии.

Каждый из нас может, образно, споткнуться, упасть, разодрать в кровь коленки, сесть на землю и заплакать – от собственного бессилия, усталости, невозможности жить и двигаться дальше. Но ведь главное найти в себе силы подняться и продолжить свой путь. А израненные коленки заживут! И душевные раны тоже. Человек вообще существо сильное, с врожденным инстинктом выживания и самосохранения. Главное, чтобы в момент отчаяния рядом оказался близкий человек, который сумел бы подставить плечо, выслушать и поддержать.

Об алкоголе.

Я поняла, что алкоголь – не лучший друг. Вроде хочешь выпить и расслабиться, но в минуты отчаяния он играет с человеком злую шутку: вместо ожидаемого расслабления наступает ощущение безысходности. Тем более, когда это происходит ночью. Ночью вообще все как-то по-другому – темно, страшно, беспросветно. И лишь с первыми лучами солнца все возвращается на свои места.

О женской дружбе.

Говорят, женской дружбы не бывает. Не верьте. Бывает. Очень прочная, искренняя, надежная, потому что так легче жить – когда знаешь, что в этом мире есть люди, готовые поддержать тебя в любой момент.

А еще Ремарк говорил: «Чудо всегда ждет нас где-то рядом с отчаянием». Отчаяние мы пережили. Теперь остается дождаться чуда – я верю, что моя Лучшая Подруга встретит своего Мужчину, с которым ей будет спокойно, тепло и уютно.

Больше интересных материалов читай на clutch.ua.

Материал подготовила: Мишель Хепберн (Michelle Hepburn)