Эй, сильная и независимая, прекрати проверять его соцсети!

…И время, когда он был в сети, прекрати смотреть через каждые полчаса, и лайки под его постами тоже перестань проверять, и страницы его друзей (особенно девушек!), эти лайки поставивших. Да, просто прекрати!

Это сложно, я знаю. Абстинентный синдром проверяльщицы хуже героиновой ломки, хуже попыток не есть после 18:00, даже еще хуже – он ужасен как обещание самой себе не есть семечки или чипсы, когда открытая упаковка так и манит, а «от вот этой последней горстки ничего страшного не случится». Поверь, милая, случится, еще и как.

Недавно со мной внезапно приключился любовник Костя. Он был прекрасен: высокий, складный, с чертиками в глазах и кубиками на животе. Он был ужасно честен: сразу признался (даже не «дал понять», а просто сказал), что ничего серьезного, продолжительного и взаимно обязующего у нас не будет. Но самое прекрасное в нем было то, что он был мне безразличен, от слова «совсем». И здесь я, поверьте, не привираю. Мы с Костей были давно знакомы, но довольно шапочно. Мне было не до него, ему – не до меня. И тут вдруг столкнулись посреди улицы, а потом почему-то списались в соцсетях, а потом почему-то встретились, а потом почему-то оказались в одной постели. «Зоя, как думаешь, я тебе завтра перезвоню?» – томно спросил он, пока я пыталась разобраться с приятной дрожью в ногах. «Не знаю», – честно ответила я, безо всякой томности. А еще подумала: «Ох ты ж какой позер самоуверенный! Ты лучше спроси, отвечу ли я, если ты позвонишь!». «Но я позвоню», – почему-то добавил он. «Не угрожай!» – почему-то огрызнулась я.

Не позвонил. Может, потому что у него, кроме очаровательных кубиков, в комплектацию входит еще и синдром дефицита внимания, а, может, просто не хотел звонить. Но зачем тогда было обещать? Вот как только я над этим задумалась, наверное, и началась моя болезнь проверяльщицы. Сначала я проверяла его страницу из чисто спортивного интереса: «Плевать я, конечно, на тебя хотела, но не офигел ли ты – забыть мне позвонить?». Потом я вспомнила, что я все-таки сильная и независимая женщина и написала ему первой (ну, мне же как бы все равно, могу делать, что хочу – даже написать первой). И вот мы снова встретились, снова – в постели. И опять обсудили, что «ничего серьезного у нас не будет, но сейчас было очень круто».

Дальше режиссер монтажа этого забавного фильма о моей жизни безжалостно выбросил несколько повторяющихся сцен в корзину. Склейка – и вот она я, сижу и проверяю страницы Кости в соцсетях. «Мессенджер» – когда он последний раз был онлайн? «Фейсбук» – что он там написал из своей увлекательной поездки в какую-то условную Тмутаракань (и за каким чертом он вообще туда поехал)?

«Инстаграм» – фу, ну и приторно-позерские у него студийный фотки, это вообще законно – фотографировать мужчин так, чтобы все это походило на мастурбацию на себя-прекрасного? Когда я поймала себя на мысли, что вот-вот полезу смотреть, кто всю эту чушь лайкает, и что это за девицы, оставляющие комментарии «Красивый», «Cool» и т.п., я поняла, что пора остановиться.

Это было очень трудно. Меня ломало и лихорадило. Я сгрызла две пачки хлебцов, пять миллиардов раз пролистала ленты соцсетей в надежде на то, что его посты сами по себе вывалятся на меня из потока котиков, собачек и мемчиков (а я как бы не при делах!), восемь раз пускалась в бешенные танцы под песни Ирены Карпы (я потом вам расскажу, какие больше всего подходят для таких случаев), раз шесть проверила свою страницу на наличие случайных лайков от Кости. На второй час меня немного отпустило. На второй день – стало еще легче. На третий – гордая и независимая женщина, которая, судя по всему, гордо и независимо покинула меня во время моего временного помешательства, вернулась. Знаете, что она мне сообщила, презрительно морща свой носик? А вот что.

Все очень просто: если захочет – напишет, позвонит, приедет. Не захочет – не сделает этого. И никакие проверки его страничек этого не изменят. А вот ты как раз накручиваешь себя на серьезные проблемы: буквально заставляешь себя привязаться к человеку, до которого, на самом деле, тебе и дела нет. У тебя – своя жизнь, в которой есть великое множество еще не прочитанных книг, которые, ну давай честно, намного интереснее, нужнее и полезнее, чем всякая фигня, которую способен запостить в соцсетях человек, от чьих приторных фотографий тебя подташнивает. И еще: да, иногда гормоны после особо удачного секса устраивают разухабистые свистопляски в твоей голове, но ты же знаешь, что это пройдет, и потом будет ужасно стыдно перед самой собой за все эти приступы проверяния, томные вздохи перед монитором и вздрагивания от каждого сигнала «Мессенджера».

Кстати, когда мы прощались с Костей после последнего нашего свидания, он, пристально глядя мне в глаза, вкрадчиво сообщил, что я буду первой, кому он позвонит, когда вернется из очередной своей поездки в очередную условную Тмутаракань. Пока что не позвонил. И я понятия не имею: вернулся и не позвонил, или еще не вернулся. Может, он уже демонстрирует прелестные кубики на животе новой потенциальной жертве синдрома «проверяния», а, может, сидит где-то и мучительно вспоминает, кому он обещал позвонить по приезду. Теперь мне снова все равно. Мы с моей внутренней сильной и независимой женщиной пьем вино и работаем над новым фильмом нашей жизни.

Автор: Зоя Зок