– Мам, я хочу к тебе на ручки, – ребенок бесцеремонно лезет на колени и обнимает за шею. Он делает это уже 10-й или 20-й раз за день. Он маленький, ему это нужно.

«Мам, посмотри, я вот что сделал. Мам, поиграй со мной. Мам, у меня не получается. Мам, мне страшно, обними меня и т.д.». Вечером я укладываю сына спать, засыпая, он щипает мою руку, мне больно, но я уже не обращаю на это внимания.

Я не знаю, может, кому и везет отдавать детей на час/день бабушкам или няне, но у многих матерей такой возможности нет. Как не было ее никогда и у меня. Дети со мной постоянно, старший где-то в зоне видимости, младший, пока был маленький, жил на мне в слинге.

Я в таком состоянии научилась есть, пылесосить, мыть посуду и даже ходить в туалет. Нет, можно было, конечно, положить ребенка в кроватку или на коврик, но тогда все то же самое пришлось бы делать со скоростью света под ультразвуковой вопль младенца с пупочной грыжей.

Чуть позднее я смотрела на своих подруг, как они управлялись с кипящим супом вместе с ручным и везде лезущим годовалым дитем, второй спиногрыз в это время висел на коленке и требовал включить мультик или срочно найти синюю машинку.

Популярные статьи сейчас

Семь вопросов о ботоксе, которые ты стеснялась задать

Сеть рассмешило видео с Ангелой Меркель, играющей своей туфлей на нормандском саммите

Названа обладательница самого красивого тела в мире: фото красавицы

В Индии родился уникальный ребенок-русалка

Мы все делаем с детьми, 24 часа в сутки принадлежа только им, нас дергают за волосы, щипают и кусают за грудь, орут в уши, шлепают по рукам. И мы часто не можем ничего с этим сделать. Мы затроганы и оглушены, вечером, когда удается уложить детей и на несколько минут присесть, кажется, что воздух звенит от тишины, настолько нам непривычно это состояние.

А потом мы удивляемся своей злости на детей, когда на очередное «мам» мы грубо бросаем: «Отстань». Удивляемся апатии, нам уже ничего не хочется, только спокойствия и тишины, а еще поспать в одиночестве, поесть двумя руками и не торопясь принять душ.

Я это называю сенсорной перегрузкой, когда все наши органы чувств напряжены и постоянно находятся в работе: мы чувствуем кожей миллион прикосновений, часто болезненных, мы концентрируем свой слух, зрение, память, внимание.

И все это в условиях мультизадачности, когда нужно с этими самыми детьми погулять, купить продуктов, проследить за ними в магазине и на площадке и при этом быть еще хоть какой-то хорошей мамой, а не гавкающей овчаркой.

Это трудно. Я вспоминаю, как с пятимесячным сыном я в какой-то момент превратилась просто в машину по обслуживанию ребенка. У меня не хватало сил даже улыбаться ему, внутри было бессилие и полнейшая апатия.

Организм решил перестать чувствовать, чтобы просто не чокнуться от постоянной перегрузки органов чувств. Ведь детей невозможно поставить на паузу, им совершенно все равно, хотите вы сейчас обниматься или вам важно побыть в одиночестве.

Ребенок просто требует удовлетворения своей потребности в близости, в эмоциях, в телесном контакте. Для него мама – это неиссякаемый источник удовлетворения его нужд. Но правда ли мы неиссякаемы?! Правда ли мы можем в режиме 24/7 быть доступной, теплой и понимающей?!

В условиях, когда тебя постоянно дергают, трогают, разговаривают с тобой, просят посмотреть, понять, быть включенной… вот в таких условиях нереально находиться долго. И когда мы чувствуем нежелание брать ребенка на руки, болезненно кривимся от звука его голоса, когда мы становимся отстраненными – это не потому, что мы вдруг перестали любить своих детей.

«Я жалею, что стала матерью»: откровенная история

Это оттого, что мы истощились и нам самим теперь нужны помощь, поддержка и отдых. И это не про пирожное, шопинг или ванну с пеной, а про тихое место, где нас никто не трогает, где можно молчать или спать, такое место, в котором у нас есть возможность снова почувствовать саму себя, а не детей.

Есть такое мнение, что, для того чтобы вырастить ребенка, нужна целая деревня. Сегодняшние мамы часто растят детей в одиночестве, без бабушек, без включенных и ответственных пап, но с огромной ответственностью за детское здоровье и безопасность.

И вся та нагрузка, что раньше делилась на 5 – 10 человек, сейчас ложится на одну-единственную женщину. Поэтому мы ломаемся, и это не потому, что мы плохие, слабые, изнеженные и инфантильные матери, это – потому что мы просто живые люди.

Инна Ваганова

Смотри видео о том, что делать, если ты устала от детей: