«Нянька есть, можно и ляльку рожать»: почему мам раздражает эта фраза

Порой, на дочерей взваливают слишком много обязанностей, которые превращаются в «якорь» на всю оставшуюся жизнь. Эта мама уверена, что «нет никакого героизма в бытовой рутине», и вот почему.

«О, нянька у тебя уже есть, можно и ляльку рожать». «Как хорошо, две девочки у тебя, будут помощницы». «Ой, ну с девочками же легче, они и сами себе яичницу смогут пожарить, и тебе по дому помогут». «Да, маме с сестричками повезло. Да еще и двое! Умницы, маму слушаться будут».

Вы тоже чувствуете, как у вас шевелятся волосы от этого всего, да? Вот это вот по умолчанию предоставленное по рождению ярмо «хозяюшки», которой светит три миллиона немытых тарелок?

Я не учу дочек мыть посуду. Не учу готовить. Не учу убирать. Не учу заниматься «рукоделием». Не учу пришивать пуговицы. Не учу слушаться старших. И не учу душить в себе слезы и держать лицо. Не учу «быть умнее, простить и понять». Или понять и простить. Не суть.


Я учу их ковыряться в земле и рассматривать толстых дождевых червей. Учу водить машину и делать презентации с картинками. Учу любить чистоту и уважать чужой труд, восхищаться гениальными решениями и великими творениями. Учу писать без ошибок и красить волосы в разные цвета. Учу подбирать крем от солнца, заплетать косы на бок, выбирать купальник по фигуре и друзей по интересам. Учу останавливаться, когда нужно, и быстро-быстро шевелиться, когда поджимает ситуация. И отделять одно от другого.

Учу отличать важное от срочного. И мокрое от теплого. Учу действовать по обстоятельствам, плавать по правильной технике, переходить дорогу по переходу, пристегивать ремень безопасности, настраивать навигатор и читать дорожные карты.

Я учу дочек чувствовать в себе разные настроения и выражать их: рыдать, орать, если хочется, петь в караоке и без караоке, ходить по речке босиком и раскрашивать шишки лаками для ногтей. Учу стучать в двери прежде, чем входить, и спрашивать «хочешь, положу тебе салата?» прежде, чем наваливать себе полную гору. Учу говорить: «Мне больно» или «Мне страшно» или «Я очень хочу, но пока не могу себе этого позволить». Или «Ты расстраиваешь меня, уйди, я хочу побыть одна».

Скажем, это моя принципиальная позиция — она примерно настолько же принципиальна, как и «мойте руки перед едой» или «бросайте фантики от конфет в мусорку, а не под ноги». То есть, если хотите, выстраивая между ними и горами грязной посуды защитную стену, я блюду их физическое и психическое здоровье.

Потому что нет никакого героизма в бытовой рутине, нет никакого пьедестала почета на горах картофельной шелухи, и даже выдраенный до блеска медный таз для варки варенья не отражает в себе женской души.»

Автор: Лариса Мищанчук