История мамы о том, как важно ценить моменты

Дари детям как можно больше впечатлений, ведь воспоминания ценятся больше всего!

Сидим с Алисой на диване, ей 4 года, и она смотрит Карлсона. Сейчас это ее хит наравне с динозаврами. Определиться, кто лучше, она не может, поэтому спит с обоими и сверху еще русалочку укладывает для красоты момента.

И вот она сидит, и весь ее мир — это я, папа, горстка детей из садика, Карлсон, свинка Пеппа, крем-брюле в вафельном стаканчике, белая лошадь в парке, бронтозавр опять же. Можно еще и дальше продолжить, но это будет очень небольшой список.

Потому что рядом сижу я. И мой список, по сравнению с Алисиным, прямо-таки огромный. Аж талмуд. Там уже и Атос есть, и Аннушка, которая разлила масло, и Болконский, смотрящий на небо. Еще есть коньяк, таблица умножения, метро и торт Эстерхази. Есть прогулки в одиночестве по ночному пляжу. Есть сломанная нога и боль от схваток. Боль от разлук еще есть и прививок чуть больше. Есть первая ее улыбка и первый вопрос про смерть.

А рядом Алиса. И пока в ней только Карлсон, русалочка и бронтозавр. Скоро я туда добавлю Пеппи Длинныйчулок, потом Алису в стране чудес, потом научу ее нырять и доставать со дна самые красивые камни. И мы обязательно сходим ночью на пляж.

А потом она вырастет и дальше свой список будет заполнять самостоятельно. И уже бесполезно будет говорить «сиди прямо, не сутулься!» И он тоже будет очень длинный.

Дети как нагретый солнцем песок. Берешь его в ладони, он ужасно приятный, антистресс и СПА. И он просачивается сквозь пальцы. Весь полностью. В ладонях не остается ни песчинки, но остается тепло. Как послевкусие. И захочется набрать еще песка и крепко-крепко сжать ладони, чтобы ни одна песчинка не просочилась. Чтобы он весь был мой.

И сидеть так, и сосредоточенно и натужно сжимать. Даже вспотеть немножко. Но если так делать, то не заметишь, как красиво этот песок лежит по всему пляжу, как волны накатывают на него и делают его глянцевым. Не узнаешь, как приятно по нему ходить, ложиться на него и смотреть на небо. Поэтому постепенно раскрываешь ладони. И в них остается тепло.

А пока мы сидим на диване. В ней Карлсон, бронтозавр и бесконечные вопросы, а во мне Атос, Аннушка, которая разлила масло, куча всего еще — и стали появляться ответы. Оттого диван подо мной значительно сильнее прогнулся, чем под Алисой. Жрать, конечно, надо меньше, как ни крути. И надо наконец-то прокатить Алису на метро.

Источник

Смотри также: